ru

Круглый стол Гуманитарного штаба Ахметова: в Украине появился отряд особого психологического назначения

29.05.2015

29 мая в Киеве состоялось знаковое событие.  Гуманитарный штаб Рината Ахметова собрал за одним столом ведущих психотерапевтов Украины, представителей международных организаций и госструктур, чтобы обсудить ситуацию по оказанию психологической помощи, поделиться своим опытом, продемонстрировать результаты работы психологов-волонтеров, прошедших курс «Травма войны», и выслушать рекомендации министерств и ведомств страны.

О результатах работы проекта Гуманитарного штаба Ахметова «Психологическая помощь детям» в ходе круглого стола рассказала руководитель проекта Дарья Касьянова: «Проект мы запускали спонтанно. Когда психологи-волонтеры Штаба начали работать с переселенцами в августе 2014 года, то столкнулись со многими проблемами. Эти люди, даже оказавшись в безопасности, все равно нуждались в психологической помощи, у детей были страхи и расстройства. Специалисты Штаба, сталкиваясь с детским горем, быстро уставали и выгорали, покидали эти семьи. А найти на их место замену было сложно. Тогда мы поняли, знаний и навыков у психологов недостаточно. И разработали программу обучения «Травма войны» для ликвидации посттравматического синдрома у детей и взрослых».

В ноябре 2014-го Гуманитарный штаб Рината Ахметова начал подготовку 250 психологов, которые были отобраны среди 970 желающих.  Сегодня программа завершена ‒ студенты курса «Травма войны» прошли шесть модулей обучения и практическую часть, получили сертификаты. Но проект на этом не останавливается. В июне Штаб запускает 5 мобильных групп, которые будут приезжать в города зоны АТО для оказания экстренной психологической помощи. Кроме того, нескольких психологов пригласят на тренерскую работу для тиражирования полученных знаний, а значит, обучение будет продолжаться.

 «На сегодняшний день около 15 тысяч детей и 2 тысячи взрослых – и в зоне АТО, и переселенцев, ‒ уже получили психологическую помощь от специалистов Гуманитарного штаба Рината Ахметова, ‒ рассказала Дарья Касьянова. – Более 6 тысяч детей проходят длительную психологическую реабилитацию. 4 тысячи детей из зоны АТО эвакуированы и проживают в интернатах, их родители остаются на оккупированных территориях. Об этом не нужно забывать».

Теперь главная задача Штаба ‒ получить лицензию на программу от Министерства образования и науки Украины, чтобы в дальнейшем она могла бы активно использоваться в школах и других детских учреждениях. При этом, по словам Касьяновой, готовых рецептов исцеления у них нет, поэтому вместе со всеми заинтересованными органами власти Гуманитарный штаб Ахметова готов дорабатывать эту программу. 

В ходе круглого стола Президент Ассоциации психиатров Украины, член Гуманитарного совета при Президенте Украины, член Наблюдательного совета Гуманитарного штаба Рината Ахметова Семен Глузман отметил, что психологическое образование в Украине необходимо менять.

«Диагноз ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) был известен нам и раньше, но мы его никому не ставили. Мы испугались, когда увидели, что тысячи самозванцев заявили о себе как о крупнейших специалистах по ПТСР, и когда они начали ставить этот диагноз всем подряд. Поэтому инициатива Гуманитарного штаба в этом вопросе была для меня большой радостью. К сожалению, государство еще не готово предоставлять полноценную психологическую помощь людям с посттравматическим синдромом. Необходимо менять образование для того, чтобы обучать специалистов-психологов, которые бы могли лечить посттравматический синдром. Сегодня для Украины очень важно, чтобы не повторилась ситуация после аварии на Чернобыле, когда людям ставили диагнозы «радиофобия», – сказал Глузман.

Он подчеркнул, что 90% детей, травмированных войной, очень быстро восстанавливают свое психологическое здоровье, если родителям помогают профессионалы и взрослые сами быстро адаптируются к новой среде. Но остаются еще 10% с тяжелыми психологическими травмами, это те дети, которым необходима долгосрочная терапия.

«Взрослые часто не понимают, что такая травма может быть настолько серьезной, что самостоятельно с ней не справиться. Сколько осталось детей в зоне конфликта вам никто не скажет. Да, их нужно эвакуировать, им нужно помогать, и дай Бог, чтобы психологи Гуманитарного штаба Ахметова справились. Но хотелось бы видеть и заинтересованность государства в этом вопросе» ‒ подчеркнул Семен Глузман.

В свою очередь, Уполномоченный Президента Украины по правам детей Николай Кулеба отметил, что в Украине очень мало специалистов, которые могли бы помочь детям с посттравматическим синдромом.

«В нашей стране мы до сих пор не научились обращать внимание на проблемы детей. И может было бы все ничего, если бы не война и страдания сотен тысяч детей. У нас очень мало психологов, работающих с проблемой посттравматического синдрома у детей. У нас тысячи педагогов и психологов, большинство из которых не представляют последствий войны для детей. Поэтому проект Гуманитарного штаба Ахметова запущен вовремя и необходим стране», – сказал Кулеба.

Психологи-волонтеры готовы признать тот факт, что до обучения на курсе «Травма войны» у них не было достаточно опыта для работы с переселенцами и детьми зоны АТО.

«К нам на занятия дети приходят разные, ‒ говорит Марина Сорокина, психолог-волонтер Штаба, работающая в Киевском Центре психологической поддержки. ‒ Многие считают, что если ребенка вывезли задолго до начала военных действий, то все в порядке. К сожалению, это часто не так. Что уж говорить о тех детках, которые стали свидетелями боевых действий. У них наблюдаются и страхи, и ночные кошмары, и психосоматические заболевания, и нарушение адаптации. Считаю, что проект Гуманитарного штаба и работа психологических Центров очень нужны. Здесь ребенок может получить поддержку».

На круглом столе была затронута и тема сиротства в зоне АТО. Известно, что в Донецке снова заработал Центр матери и ребенка (открыт два года назад Фондом Рината Ахметова).

 «Центр работает для того, чтобы в сложных военных условиях помочь мамам сохранить семью, не отдавать своего ребенка в Дом малютки, ‒ рассказала Татьяна Носач, директор Центра. ‒ Но остается проблема с документами для новорожденных – они недействительны, а значит, социальных выплат от государства нет. Таких ситуаций много. И этим людям тоже очень нужен сейчас психолог».

По данным Гуманитарного штаба, на сегодняшний момент более 500 тысяч детей остаются в зоне боевых действий. Они не смогли выехать по разным причинам, чаще всего из-за тяжелого материального положения. Многие сначала уехали, но позже вернулись обратно. «Психологам приходится много работать и в бомбоубежищах, ‒ говорит Носач. ‒ Сложно уговорить людей выйти оттуда, если они там провели несколько месяцев. Это очень инвалидизирует людей. Дети там сильно травмированы, привыкают к стрельбе, к тому, что родители не обращают на них внимание. Им всем нужна помощь».

Специалисты-психологи уверены, что данная программа имеет право на жизнь. И чем раньше они вмешаются, тем меньше будет ПТСР. Другого мнения директор Украинского научно-методического центра практической психологии и социальной работы Виталий Панок: «Конечно, мне очень приятно, что столько специалистов помогают справиться с ПТСР, все вы молодцы, но я буду обязательно вас контролировать и спрошу с каждой, какова эффективность вашей работы, вдруг есть недоработки. Даже если люди говорят, что все хорошо, это не всегда объективно. Поэтому с большим уважением относясь к программе «Дети и война» я бы посоветовал доработать  и лицензировать эту программу, чтобы она была в дальнейшем рекомендована Министерством образования для учебных заведений. Мы готовы принять в этом участие для того, чтобы наши дети смогли получить помощь. Но это проблема не одного года, а десятка лет».

Владимир Вовк, замдиректора Департамента усыновления и защиты прав детей Министерства социальной политики Украины, считает иначе: «Негибкость государственной машины по отношению к обществу – самое страшное, что у нас есть. И хорошо, что есть возможность оперативного вмешательства. Я сегодня первый раз за последние три месяца на мероприятии, которое касается всей Украины. Дети есть везде и как государство сможет смотреть в глаза этим детям чуть позже?  То, что раньше мы делали 10 лет сейчас нужно успеть за год, нет у нас времени. Если есть такой вызов, то надо менять всю систему. Пусть заработают Центры, в которых, прежде всего, будет оказываться услуга, а не администрирование».

Стоит отметить, что часто помощь исходит от благотворительных и общественных организаций. Так, уже 10 лет работает в Украине международная организация Health Rigth International, у которой есть необходимый опыт для разработки и апробации тренинговых курсов, и которая давно внедряет лучшие мировые методики на Украине.

«Наша международная организация была привлечена к разработке и апробации программы «Травма войны», и это для нас большая честь, ‒ рассказала директор Нью-Йоркского представительства компании Галина Скипальская на круглом столе. ‒  Именно поэтому дипломы, которые сегодня получают психологи-выпускники курса, в том числе, и с нашими печатями. Впереди у нас всех будет много работы, но уже хорошо то, что диалог начался. Все понимают, что проблема существует и сейчас нужно протянуть руку помощи детям».

Главный психиатр Министерства здравоохранения Украины Ирина Пинчук отметила, что опыт курса «Травма войны» будет использован в единой государственной программе обучения кризисных психологов.

«Я хочу поблагодарить за то, что есть такая программа. Опыт помощи детям с посттравматическим синдромом будет добавлен в клинический протокол предоставления психологической помощи, и мы его сможем использовать. В то же время, хочу обратить внимание на вопрос ответственности психологов в работе с детьми», – сказала Пинчук.

«Нас ждет кропотливая работа, чтобы вылечить психологические травмы детей Украины. Это возможно сделать только, если объединить наши усилия», ‒ уверена Дарья Касьянова.  Таков главный вывод круглого стола, организованного сегодня Гуманитарным штабом Рината Ахметова.