Горячая линия 0800509001
ru
ru

История жизни горловчан Мирошниченко: в условиях войны только семья может защитить ребенка

17.01.2016

Горловка, Бердянск, Дзержинск, Зайцево, Коростышев, Трускавец, Краматорск. Только за последний год семья Мирошниченко успела пожить в этих городах, спасая детей от войны. Однако ни потеря жилья, ни материальные трудности, ни страх перед неизвестностью — ничего не разрушило эту семью. Татьяна и Игорь воспитывают пятерых приемных детей, старшая приемная дочь учится в одном из киевских вузов, два рожденных сына тоже живут отдельно. О том, как большая семья смогла выстоять в условиях войны, Татьяна Ивановна рассказала «Сиротству — нет!».

Первый шок или как бороться с собственным бессилием

Татьяна родила двух сыновей, и как многим женщинам, ей очень сильно хотелось дочь. Сначала дети маленькие, работа — было тяжело и времени не хватало. Когда сыновья выросли, уговорила их на сестренку. Игорь, всегда надежный и все понимающий, поддержал жену, даже когда Татьяна заговорила о детском доме.

«Думала: возьму девочку — будут платья, ленты, буду общаться с ней, — вспоминает Татьяна», — гулять, делиться всем сокровенным… Но я не думала даже, что ребенку будет не до этого в одиннадцать лет, у нее более сложные проблемы. За два дня, как у нас появилась Стания, мы, вся семья, были шокированы. Вот представьте — замечательная девочка, хорошее имя… Забегая вперед скажу, что сейчас она наша гордость. А девять лет назад — только говорю слово ей — что-то сугубо наше женское, и уже через минуту слышу: «Все? Я могу идти?». Я не могла понять: в чем причина? Мне казалось, она игнорирует меня, не хочет разговаривать. А на самом деле для нее было нагрузкой — что-то обсуждать, вести долгие беседы. У ребенка просто не было на это физических и моральных сил. В его воспитании, кроме чисто бытовых пробелов, была огромная педагогическая запущенность. Через несколько недель я сказала мужу: «Я оставляю работу, должна помочь Стании. Мы взяли девочку и оставляем ее наедине с собой, с ее проблемами».

На два года Татьяне пришлось забыть о работе, хотя профессией была удовлетворена. По специальности она инженер-строитель автомобильных дорог. Все покинула ради Стании. Татьяна учила дочь логически мыслить, учила ухаживать за собой, учила этикету. Они делали вместе уроки, разбирали каждое предложение, и Стания быстро пошла в гору, и почувствовала себя счастливой. Родители гордились и дочерью, и результатами работы, и Татьяна уже подумала искать новую работу.

И пришла осень, год завершался, и районная власть засуетилась. Тот далекий, как сейчас кажется, 2008 год в Украине был годом ребенка — нужно было создать еще хотя бы одну приемную семью в районе. С другими семьями не складывалось, позвонили Мирошниченко: «Не хотели бы взять еще детей?».

«Как раз накануне ночью мы с мужем об этом говорили. Что-то такое чувствовали. И если к нам обратились, нам поверили, кто знает, может действительно, такова наша судьба — помогать детям. У нас появилось сразу еще четверо детей: Игорьку только 6 лет, две сестрички родные — Елена и Викуся, и Женечка. Это была просто песня!.. — не сдерживает эмоций Татьяна. — Я думала, что знаю уже все о детях — ошибалась. Хотя мы, опять же, проходили обучение и имели опыт со Станией, но и этого было недостаточно — новые дети, новые проблемы.

Викусю мы усаживали на руки, брали ее руку в свои руки и учили писать, потому что она просто не могла на месте усидеть — крутилась, вертелась, как Маугли. Кроме уроков, с ними всеми нужно было заниматься индивидуально. И наша Стания, ей тогда уже было 13, посмотрев на них, сказала: «Мама, это же и я себя так вела…».  Дети понимали, что Стания тоже из детского дома, и они слушались ее. Они не повиновались нашему среднему сыну, не слушали нашего старшего сына, которому было уже 18 лет, а вот Стании удавалось ставить их на место. Сейчас это замечательные, не побоюсь сказать — супердети! Вика, о которой в школе кричали: «Сделайте ей справку, пусть не учится у нас», сейчас — капитан областной женской команды по футболу, кандидат во всеукраинскую. Это просто наша гордость. Все это труд, это время, но это все не зря».

Как мы спасались от войны

Семья Мирошниченко сейчас живет в Краматорске. В Горловке остался дом, где начиналась их большая семья. Это уникальное место — перестроен детсад, где проживало пять семей ДБСТ. Была работа, были друзья, был мир… И в один день пришлось все изменить.

«В конце мая прошлого года к нам пришли вооруженные люди. Мы спрашиваем: «Кто вы?». А они: «Мы вежливые зеленые человечки», — делится Татьяна, — В руках они держали карту. Тогда заезжало в город много чеченцев, и им нужно было где-то расселять людей. Но это мы потом поняли. Сначала очень испугались. Они пришли вечером и говорят: «Мы пришли, чтобы обследовать объект». Их не волновало, что здесь дети. И когда утром мы узнали, что они заняли детский лагерь под городом, поняли, что в поисках жилья они неразборчивы».

А мы как раз получили путевки для детей. Раз в год у них принято ездить на отдых. Но пришло только две путевки. И что мы двух отправим, а других оставим?! В городе такая сложная ситуация, ничего непонятно, страшно, и неизвестно когда нам выплатят пособие на детей, но мы приобрели путевки всем детям — пусть хоть они не видят всего беспорядка».

А через десять дней, когда дети были уже в лагере, самопровозглашенная власть так называемой «ДНР» отдает приказ собрать всех детей-сирот и вывезти их в Россию. Кто как мог, так и спасался, срочно уезжали из города, или ехали вместе с детьми, потому что неизвестно, как и где они потом найдутся, увидятся».

Татьяна вспоминает о том времени с дрожью в голосе: «Больше всего нам нужно было сохранить атмосферу семьи. То это у нас получилось, несмотря на военные действия. Семья — это тепло, уют, согласие, безопасность. Дети к этому привыкли, и пока они в семье — они в безопасности. Мы объясняли: «Дети, ситуация такая сложная, и вам лучше побыть еще одну смену в лагере, а мы за это время найдем место, где нам всем жить».

Игорь нашел жилье в Бердянске. За детьми в лагерь поехал лично. Около моря они месяц снимали дешевые комнаты. Выплаты на детей до сих пор были «заморожены», пока расчеты не перевели на мирную территорию Украины. Да еще и работа Игоря осталась в Горловке. Бердянск был не по карману. Впрочем, возвращаться было опасно. Семья держалась вместе, как цепочка, и на помощь пришли бабушки с дедушками. Игорь взял ребят и поехал к своим родителям в Дзержинск, а Татьяна с девочками приехала в своей матери и отцу в Зайцево.

Татьяна: «Зайцево — подконтрольная Украине территория, но всего километр от Горловки. Там все стреляло, все летало. Национальная гвардия с лета пыталась закрепиться в Майорске и, конечно, их постоянно обстреливали без конца. И это все летало между нами. Последний ужас, который был в Жованке этим летом, мы уже не видели. Успели уехать. И, Слава Богу, но в прошлом году мы видели все эти обстрелы. Прятались в подвалы. Я вспомнила всю гражданскую оборону, рассказывала детям, чему училась в школе, когда была молода. Мы организованно спускались в подвал, зажигали свечи. Ждали: вот-вот нас освободят, и закончится война».

В середине августа Татьяна почувствовала, что нужно готовиться к зиме: искать школу, жилье, чтобы все жили вместе, а еще нужно забрать из Горловки теплые вещи. Когда пробралась сквозь все блокпосты, увидела пустой город.

«Все люди уехали. Пустота поглощала, было страшно. Что-то зимнее я вывезла, вспоминает Татьяна. — Ехала и думала, как хорошо, что Стания поступила в Киеве. Когда она закончила школу, одновременно поступила в три вуза — в Киеве, Донецке и Харькове. Я ей сказала: «Поезжай в Киев». «Мама, ну как? Я хочу поближе к дому», — говорила она. Мне, конечно, хочется, чтобы дочь была ближе, но столица — больше возможностей. И вот, видите, как чувствовала…»

Надежный тыл при любых обстоятельствах

Конец августа 2014. Фронт приближался к Дзержинску и Зайцево. Игорь и двое старших сыновей заблаговременно уехали поездом в Коростышев (Житомирская область). Там им посоветовали центр, который принимал переселенцев. Татьяна на машине с младшими детьми добралась позже.

 

Долго жить в условиях общежития семья тоже не могла. Не для этого они забирали детей из интернатов, чтобы снова малыши жили без собственного угла. Игорь в интернете искал отдельное жилье для всей семьи. Но это не так просто — расселить вместе пятеро детей, двое взрослых сыновей и родителей.

«Раньше нам 130 квадратов метров жилья было мало. Теперь мы в 60 прекрасно помещаемся — мы все одно целое, даже в этих сложных условиях. Чтобы не было, дети абсолютно нам доверяют, и мы им доверяем, — рассказывает Татьяна. — С жильем нам согласился помочь один парень в Трускавце. Он также переселенец. В самом Трускавце для нас нашлась трехкомнатная квартира. Первые, с кем мы познакомились в городе — это одна замечательная молодая пара. Их мама работает за границей, и эта женщина оплатила нам 2 месяца аренды. Представляете?! Местные, как только узнали, что мы большая семья, сразу начали помогать. Директор ресторанчика, который был рядом, привез нам два мешка картошки, мешок моркови — нам хватило на всю зиму».

В школе детей приняли замечательно. Сначала, пока не успели познакомиться, дети Мирошниченко пару раз услышали «москали», но другие родители быстренько объяснили своим детям, что это же такие же украинцы, как и они. А потом горловские «москали» как начали говорить на украинском, сдружились со всеми и хорошо учились. До сих пор общаются, переписываются.

«И мы, и учителя были довольны, — говорит Татьяна. — Никто не ожидал, что наши дети хорошо учатся — мол, большая семья, как-то тянут потихоньку. У нас не так, потому что я знаю, что если биологический ребенок придет в школу без пуговицы, никто и не заметит, а когда наши придут не в той одежде, сразу начнется: «а набрала детей!..» Но у нас все хорошо. Недавно позвонила учительница Жени и Вики. Девочки сейчас в девятом классе. Мне было очень приятно услышать, как она положительно поражена. Сказала, что дети внесли в школу какую-то живую волну: активные, работящие и учатся с удовольствием.

Я везде с детьми. Концерт, школа, прогулки — что бы ни было. Конечно, мы верим, что вернемся. Что будет мир. В Горловке у меня есть подруга, которая тоже стала мамой ДДСТ еще в мирное время. И горжусь тем, что смотря на нашу семью, ей тоже захотелось помочь детям. Возможно, кто-то и в Трускавце задумался над тем, чтобы помочь детям, у которых нет родителей».

С первого сентября этого года дети Татьяны и Игоря Мирошниченко пошли учиться в школу в Краматорске. Семья переехала ближе к родителям — бабушке и дедушке. Несмотря на переезд и очередную смену школы, дети не съехали в обучении, не имеют никаких проблем с друзьями или учителями, у них есть настоящий надежный тыл — семья. 

ИСТОЧНИК